5 Guards Tank Army

Объявление

Translate.Ru PROMT©

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 5 Guards Tank Army » Разное » История


История

Сообщений 181 страница 210 из 223

181

...

увеличить

увеличить

увеличить

0

182

...

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано 5GTA_MYTISCHI_rus (2010-06-09 12:59:24)

0

183

...

увеличить

увеличить

увеличить

Отредактировано 5GTA_MYTISCHI_rus (2010-06-09 13:03:04)

0

184

...

увеличить

увеличить

увеличить

0

185

...

увеличить

увеличить

увеличить

0

186

...

увеличить

увеличить

увеличить

0

187

...

увеличить

увеличить

увеличить

0

188

...

увеличить

увеличить

увеличить

+1

189

Это интересно

0

190

...

увеличить

увеличить

0

191

пардон, но 541-я страница не выкладывается почему-то.

увеличить

0

192

...

увеличить

увеличить

0

193

Спасибо 5GTA_MYTISCHI_rus за твой труд.очень интересно читать.

0

194

Наши асы Танкисты 45-й гвардейской танковой бригады Герои Советского Союза (слева направо): Михаил Чугунин, Григорий Богданенко, Витольд Гинтовт, Михаил Замула, Геннадий Корюкин, Владимир Максаков и Федосей Кривенко у границ западного Буга перед пересечением границы СССР и выходом на территорию Польши.

увеличить

0

195

Отредактировано 5GTA-RUSLANTANK (2011-04-23 22:37:38)

0

196

нковые асы СССР:
    1. Лейтенант Дмитрий Лавриненко (воевал на танке Т-34, служил в 4-й танковой бригаде) - уничтожил 52 танка и штурмовых орудия.
    2. Ст. лейтенант Зиновий Колобанов (танк КВ, 1-я танковая дивизия) - 22 танка.
    3. Лейтенант Семен Коновалов (танк КВ, 15-я танковая бригада) - 16 танков + 2 бронеавтомобиля.
    4-5. Лейтенанты Алексей Силачев и Максим Дмитриев - по 11 танков каждый.
    6. Лейтенант Павел Гудзь (танк КВ, 89-й отдельный танковый батальон) - 10 танков + 4 противотанковых орудия.
    7. Старший лейтенант Владимир Хазов (6-я танковая бригада) - 10 танков.
    8. Лейтенант Иван Депутатов (36-я танковая бригада) - 9 танков + 2 штурмовых орудия + 3 БТР.
    9. Старший сержант Иван Любушкин (танк Т-34, 4-я танковая бригада) - 9 танков.
    10. Старший лейтенант Дмитрий Шолохов (158-я танковая бригада) - 8 танков.
    Самый результативный советский танковый ас Дмитрий Лавриненко родился в 1914 году в станице Бесстрашной Краснодарского края. В 1934 году поступает в военное училище. На фронте с первых дней войны. 6-10 октября 1941 года в боях под Орлом и Мценском, где танкисты 4-й бригады полковника Михаила Катукова сражались против 4-й танковой дивизии 2-й танковой группы генерал-полковника Хайнца Гудериана, экипаж Дмитрия Лавриненко уничтожил 16 немецких танков. "Южнее Мценска, - признавал впоследствии Гудериан, - 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжелый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла тяжелые потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось отложить"(Гудериан Х. "Воспоминания солдата", М., 1954, стр. 223). Эффективно действовал Лавриненко и в ноябре, когда его танковый взвод держал оборону вместе с солдатами 316-й стрелковой дивизии Ивана Панфилова. Взвод располагался возле небольшой деревни Гусеново, где тогда находился штаб дивизии. В один из дней на позиции обороняющихся устремилась немецкая танковая группа из 8 танков. Первым выстрелом Лавриненко подбил головной танк. Затем выпускает еще 6 снарядов и каждый попадает точно в цель. Лишь одному немецкому танку удалось уйти. Лавриненко - участник 28 боев, в каждом из которых действовал на редкость активно и точно. Результат - 52 подбитых танка. Он мог быть и выше, но в ноябре 1941 года отважный танкист погиб на подступах к Москве в бою за деревню Горюны. Вызывает крайнее удивление то, что среди 1142 танкистов, удостоенных за годы войны звания Героя Советского Союза, Дмитрия Лавриненко нет.
    Вторым после Дмитрия Лавриненко в ряду танковых асов стоит старший лейтенант Зиновий Колобанов - его экипаж (в состав входили механик-водитель старшина Н.Никифоров, командир орудия старший сержант А.Усов, радист-пулеметчик старший сержант П.Кисельников и младший механик-водитель красноармеец Н.Родников). 19 августа 1941 года в районе совхоза "Войсковицы" Ленинградской области КВ-1 Зиновия Колобанова уничтожил 22 немецких танка (2-й результат в годы второй мировой войны). Бой был проведен по всем правилам военного искусства. Группа из 4 КВ-1, которую возглавлял Колобанов, устроила засаду немецкой колонне и мастерски расстреляла ее. Первыми двумя выстрелами были подожжены две головные немецкие машины, они остановили танки, идущие следом. Задние, не понимая, что произошло, напирали вперед, сжимая колонну. В этот момент Колобанов поражает гитлеровскую машину, шедшую в хвосте. Колонна танков оказалась в ловушке. Мастерски действовал не только экипаж Колобанова (танк КВ получил 135 попаданий немецких снарядов (!!!), но не вышел из строя), но и другие. Экипаж лейтенанта Сергеева уничтожил 8 танков, а экипажи лейтенантов Евдокимова и Ласточкина - по 4. В результате 4 КВ подбили 38 танков противника. Как и в случае с Лавриненко Зиновия Колобанова нет в списке Героев Советского Союза.
    Наибольшее количество новейших немецких танков в годы войны уничтожил младший лейтенант Иван Голуб (13-я гвардейская танковая бригада 4-го гвардейского танкового корпуса). В декабре 1943 года в боях под Житомиром и Бердичевым его Т-34-85 подбил 5 "Тигров" и 2 "Пантеры". К сожалению, увеличить счет своих побед Иван Голуб не смог. 5 января 1944 года он погиб в бою. 24 мая 1944 года ему было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

    Танковые асы Германии:
    Список немецких асов-танкистов внушителен и по численности последних, и по их индивидуальным результатам, и по все видам танковых рекордов (наибольшее число уничтоженных танков и другой бронетехники за всю войну, за один день, за один бой). Немецкие танкисты воевали с 1939 года на разных фронтах, но наибольшего успеха они добились в Северной Африке в 1941-1942 годах, на Восточном фронте в 1943-1945 годах и на Западном фронте в 1944 году. На Восточном фронте соотношение потерь между Красной Армией и Вермахтом в 1941-1945 годах в танках и САУ составило 2,96 к 1, а в 1943-1944 годах - 3,8 к 1. Особенно неблагоприятным для Красной Армии было соотношение бронетанковых потерь в переломном сражении второй мировой войны - в Курской битве (июль-август 1943 года). Если немцы потеряли 1280 танков и штурмовых орудий, то Красная Армия - 6064 (бронетанковые потери в Курской битве см. "Вторая мировая война: актуальные проблемы". М., изд. "Наука", 1995, - статья начальника Института военной истории МО РФ В.А.Золотарева "Курская битва: взгляд через полвека"; "Гриф секретности снят: потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: статистическое исследование". М., Воениздат, 1993, стр. 370) и соотношение потерь составило 1 к 4,7. Если же учесть, что значительное число своих танков и штурмовых орудий немцы потеряли, прорывая сверхмощную (по насыщенности минными полями и противотанковыми орудиями) и глубокоэшелонированную оборону, то следует признать, что в прямом танковом противостоянии картина была еще более печальной для советских войск. Сражение под Курском ясно показало, что немцы добились качественного превосходства в бронетанковой технике и победа над ними была достигнута благодаря огромному численному превосходству Красной Армии и ценой тяжелейших потерь (солдат и офицеров было потеряно в 4 раза больше, чем противник, самолетов в 1,7 раза больше). В августе 1943 года на совещании в ГКО Сталин, разбирая итоги Курской битвы, заявил, что подобное соотношение потерь бронетанковой техники более не может быть терпимо, иначе вслед за качественным превосходством будет потеряно и количественное. Было решено максимально ускорить разработку и производство нового тяжелого танка, новых видов САУ и перевооружение Т-34 более мощным орудием. В конце августа 1943 года на танковый завод "Красное Сормово" в Горьком прибыли нарком танкостроения В.А.Малышев, начальник ГАБТУ маршал бронетанковых войск Я.Н.Федоренко. Малышев сказал, что победа в Курской битве досталась слишком дорогой ценой. Неприятельские танки могли вести уничтожающий огонь по нашим с расстояния 1500 метров, наши же 76,2 мм танковые пушки могли поразить "Тигров" и "Пантер" на дистанции не более 500 метров. "Образно выражаясь, - сказал нарком, - противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку". С появлением на полях сражений Т-34-85, ИС-2, ИСУ-122 и ИСУ-152 качественное отставание советской бронетанковой техники от немецкой было преодолено. Уровень потерь танков и САУ был снижен, но до самого окончания войны был выше, чем у немцев. Это можно объяснить тем, что в обороне более проявляются положительные качества "Тигров" и "Пантер" (великолепная система управления огнем, мощная броня, эффективные танковые пушки) и менее их отрицательные (недостаточная маневренность).

    1. Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман ( воевал на Sturmgeschutz III, PzKpfw YI "Tiger I", служил в I SS-Panzer-Division "Leibstandarte Adolf Hitler", 101 (501) sPzAbt SS) - уничтожил 138 советских, американских и английских танков, 132 советских и американских самоходных артиллерийских установок.
    2. Лейтенант Отто Кариус (PzKpfw YI "Tiger I", PzKpfw YI "Tiger II" 502 sPzAbt) - 150 советских танков и САУ.
    3. Унтерштурмфюрер СС Карл Броманн ( PzKpfw YI "Tiger II", 103 (503) sPzAbt SS) - 66 советских танков.
    4. Оберштурмфюрер СС Эрнст Баркманн (PzKpfw Y "Panther", 2 SS-Panzer-Division "Das Reich") - 60 советских и американских танков.
    5. Сержант Эрих Маусберг (PzKpfw YI "Tiger II", 505 sPzAbt) - 53 советских танка.

    14 января 1944 года советские войска начали большое наступление на Ленинградском фронте. 502-й батальон тяжелых танков в это время находился в тылу, но уже 20 января появился на линии фронта. Два дня спустя лейтенант Штраус уничтожил два танка Т-34 и один М3 "Генерал Ли". 25 января боевая группа "Штраус" в составе трех "Тигров" была придана 126-й пехотной дивизии. В боях у железнодорожной станции Волковица "Тигров" атаковала большая группа легких танков Т-26 выпуска 1937 года. Слабобронированные Т-26 при попадании 88-мм снаряда буквально рассыпались на части. В следующей атаке принимали участие уже Т-34 и КВ-1. Однако и эта атака была отбита. В этот день взводный Мюллер уничтожил 25 танков (абсолютный рекорд второй мировой войны), лейтенант Штраус - 13, взводный Ясер - 3.
    После начала зимнего наступления советских войск в конце 1944 года многие части, окруженные в Клайпеде, эвакуировались в Восточную Пруссию. Первым был эвакуирован 511-й батальон (5 января 1945 года 502-й батальон сменил свой номер на 511-й, чтобы не было путаницы с 502-м батальоном тяжелых танков СС). Танки эвакуировали на паромах "Дойчланд" и "Пройссен-Заснитц". 24 января утром паромы пришли в порт Пиллау. На следующий день произошел первый бой. На танке командира взвода Карпанетто ночью исправляли повреждение гусеницы, поэтому танк остался в тылу. Внезапно экипаж услышал шум танковых двигателей. Изготовившись к бою, немцы увидели неизвестно откуда взявшуюся колонну советских танков. Первый же снаряд "Королевского тигра" попал в двигатель советского ИС-2. Следующие четырнадцать выстрелов тоже нашли свои цели! Вскоре поле боя освещали 15 горевших ИС-2 и Т-34. Осенью 1943 года лейтенант Отто Кариус в одном из боев в районе города Невель смог подбить 10 Т-34. 12 января 1943 года в бою в районе Шлиссельбурга лейтенант Бодо фон Гартель, командуя "Тигром", поразил 12 Т-34, а 14 января унтерфельдфебель Болтер - 5 Т-34. 22 июля 1944 года во время отражения атаки американских танков ефрейтор Рюринг из 504-го тяжелого танкового батальона уничтожил 12 "Шерманов", причем остальные 11 танков, участвовавших в схватке, были в панике брошены своими экипажами. Во время боя за итальянский город Анцио 24 февраля 1944 года лейтенант Зинт из 508-го тяжелого танкового батальона, управляя "Тигром", подбил 11 танков противника, а унтерфельдфебель Хаммершмидт - 6. 6 апреля 1945 года под Кенигсбергом у деревни Норгау "Королевский тигр" унтерфельдфебеля Кершера расстрелял 10 советских СУ-100.
    Опасным противником были не только "Тигры" и "Пантеры", но и немецкие самоходные артустановки. САУ-истребитель танков 8,8 cm Pak auf GW III/IY "Nashorn" ("Носорог") лейтенанта Альберта Эрнста (519-й тяжелый дивизион истребителей танков) уничтожила 49 советских танков. 23 декабря 1943 года в бою в районе Витебска Эрнст поджег 14 советских танков, сделав при этом всего 21 выстрел. В специальном приказе его назвали "витебским тигром", а 22 января 1944 года он был награжден Рыцарским крестом. Командир штурмового орудия "Sturmgeschutz III" обервахмистр Кихер (185-й дивизион штурмовых орудий) в боях за Волхов подбил 30 советских танков Т-34 и КВ-1, за что 9 марта 1942 года был награжден Рыцарским крестом. На центральном участке Восточного фронта в кровопролитных сражениях участвовал 667-й дивизион штурмовых орудий "Sturmgeschutz III". Во время битвы под Ржевом 29-31 августа 1942 года дивизион уничтожил 83 советских танка, из них 18 - на счету экипажа старшего лейтенанта Клауса Вагнера. 9 сентября 1942 года позиции немецких войск атаковали более 50 советских танков, тогда как в 3-й батарее 667-го дивизиона оставалось всего 5 исправных машин. Советские танкисты одно за другим выбивали намецкие штурмовые орудия, но когда осталась в строю только одна машина - лейтенанта Баурмана, атака захлебнулась, а на поле боя остались гореть 33 советских танка. 10 июля 1943 года во время боев на Курской дуге экипаж "Sturmgeschutz III", под командованием лейтенанта Триспела, в течение получаса подбил 12 Т-34. На южном участке Восточного фронта в 1944 году в "котел" под Черкассами попала 3-я батарея 202-го дивизиона штурмовых орудий "Sturmgeschutz III". Во время прорыва окружения экипаж вахмистра Кремера подбил 9 Т-34. На счету командира "Sturmgeschutz III" оберлейтенанта Шуберта числилось 37 уничтоженных в 1945 году советских танков. Обервахмистр Лео Хартманн, управляя "Sturmgeschutz III", с 30 марта по 6 мая 1945 года подбил ИСУ-152, две ИСУ-122 и 18 советских танков.
    Михаэль Виттман, величайший танкист второй мировой войны, родился 22 апреля 1914 года в Фогельтале, в районе верхнего Оберпфальца. Получив среднее образование, работал в хозяйстве отца, в 1934 году был призван в армию. Отслужив два года в 19-м пехотном полку в Мюнхенском военном округе, он получил звание унтер-офицера. В СС вступил добровольцем в 1937 году и был назначен в лейбштандарт "Адольф Гитлер", обеспечивавший личную охрану фюрера и превратившийся позднее в 1-ю танковую дивизию СС.
    К тому времени, когда началась вторая мировая война, Виттман был уже унтершарфюрером СС в артиллерийском батальоне дивизии. Участвовал в боях в Польше, Бельгии и Франции. В конце 1940 года получил под свое командование штурмовое орудие, с которым участвовал в боях Греческой кампании. Он ничем не выделялся среди своих товарищей до тех пор, пока лейбштандарт не пересек 22 июня 1941 года границу Советского Союза. Виттман вскоре приобрел репутацию храброго, хладнокровного и решительного воина. Обладая крепкими нервами, он подпускал советские танки на близкую дистанцию и подбивал их первым же снарядом. Летом и осенью 1941 года он уничтожил таким образом несколько советских танков, но в августе был легко ранен. В октябре 1941 года в одном бою он подбил 6 танков противника. Был награжден Железным крестом обоих классов, а также знаком танкиста-штурмовика.
    В середине 1942 года, после того как лейбштандарт "Адольф Гитлер" был переброшен во Францию на отдых и переформирование, Виттмана направили в Германию на учебу в военное училище в Бад-Тельц. После успешного его окончания ему было присвоено звание унтерштурмфюрера СС - это произошло в канун нового 1943 года. Затем он вернулся на Восточный фронт.
    В России Виттману было поручено командовать взводом "Тигров" в 13-й роте 1-го танкового корпуса СС. Михаэль Виттман стал признанным виртуозом этого смертоносного оружия во время Курской битвы. 5 июля 1943 года, в первый день великого сражения, он уничтожил 8 советских танков и 7 артиллерийских орудий. Всего за время боев под Курском он один подбил 30 танков и уничтожил 28 орудий.
    После неудачи операции "Цитадель" гитлеровские легионы повернули вспять. Виттман был одним из тех, кто оставался на линии фронта и вблизи нее, прикрывая отступление войск, или предпринимая контратаки, если того требовала обстановка. Свой боевой счет он заметно увеличил во время осенних боев за Киев. 13-го ноября он сжег 20 танков Т-34 (3-й результат в годы второй мировой войны) и уничтожил 17 артиллерийских орудий. 13 января 1944 года под Бердичевым он подбил 19 танков Т-34 и КВ-1. 14 января он был награжден Рыцарским крестом, а уже 16 дней спустя был представлен к Дубовым Листьям. А еще через несколько дней Виттману было присвоено звание оберштурмфюрера СС. В апреле 1944 года, когда Виттман покинул Восточный фронт, на счету у него было 119 подбитых советских танков. Но с самыми тяжелыми испытаниями он столкнулся на Западном фронте.
    Его перебросили в Нормандию, где он был назначен командиром роты танков "Тигр" в 501-й тяжелый танковый батальон СС. 7 июня батальон был отправлен на фронт, куда прибыл 12 июня, понеся большие потери от непрерывных ударов англо-американской авиации (из всего батальона добралось только 6 танков). Свой самый знаменитый бой первый немецкий танковый ас провел 13 июня 1944 года. В тот день Виттман получил задание провести разведку в районе Виллер-Бокажа, где он обнаружил большую группу английских танков и бронетранспортеров, которые выходили во фланг немецкой танковой дивизии. Вот что пишет об этом бое Виттмана английский историк Макс Хастингс: "Атакуя неподвижно стоящие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и автомашинам почти в упор, с самых близких дистанций, а под конец таранил еще один "Кромвель", повалив его на бок, поскольку он преграждал ему въезд на главную улицу Виллер-Бокажа" (Макс Хастингс "Операция "Оверлорд": как был открыт второй фронт", М., "Прогресс", 1989, стр. 205-210). Затем на помощь Виттману подошли другие "Тигры". В этом бою было уничтожено 25 английских танков и 28 единиц другой бронетехники. Бой Виттмана имел огромное значение для удержания фронта в этом районе, так как иных возможностей заткнуть брешь, в которую устремилась 7-я бронетанковая дивизия и 22-я бронетанковая бригада англичан, у немецкого командования в тот момент не было. 22 июня Виттман был награжден Мечами к Рыцарскому кресту и представлен к званию гауптштурмфюрера. Последний бой Михаэль Виттман принял 8 августа 1944 года против танков М4 "Шерман" наступающей 4-й канадской танковой дивизии. Он с 1800 метров подбил два "Шермана". Чтобы разорвать строй атакующих, танк Виттмана рванулся вперед и подбил третьего "Шермана". Обстоятельства гибели Виттмана точно неизвестны. По одной версии, его танк был уничтожен "Шерманами" 2-го эскадрона 2-го танкового полка 1-й танковой дивизии; по другой, он погиб в результате налета авиации союзников.
    Останки Михаэля Виттмана были обнаружены в 1987 году во время проведения мелиоративных работ и перезахоронены на воинском кладбище в Ла-Камбре.

    Источники: Gordon Williamson "Aces of the Thid Reich", London, "Arms and Armour Press", 1989; "Encyclopedia of German Tanks of World War Two", London, "Arms and Armour", 1993; Митчем С., Мюллер Дж. "Командиры "Третьего Рейха". Смоленск, "Русич", 1995; Самсонов А.М. "Москва, 1941 год: от трагедии поражений - к великой победе". М., 1991; Энциклопедия "Великая Отечественная война. 1941-1945". М., 1985; "Техника и оружие", 1995, № 3-4, - Анатолий Докучаев "Боевые рекорды"; Михаил Свирин "Штурмовое орудие "Sturmgeschutz III", "Армада", 1996; "Танковая дивизия Вермахта", АТФ, № 2001; "Sturmgeschutz III": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Пантера": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Тигр": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Королевский тигр": история создания и применения", М., "Восточный фронт", 1995; "Фердинанд" и другие штурмовые танки", М., "Восточный фронт", 1995; "Войска СС", Рига, "Tornado", 1997.

0

197

Колобанов, Зиновий Григорьевич

увеличить

Отредактировано 5GTA-RUSLANTANK (2011-04-24 11:59:27)

0

198

лейтенант Лавриненко Дмитрий Фёдорович.

увеличить

0

199

Иван Тимофеевич Любушкин

увеличить

0

200

. Лейтенант Семен Коновалов

0

201

Теперь фашисты   Гауптштурмфюрер СС Михаэль Виттман

увеличить

0

202

Лейтенант Отто Кариус

увеличить

0

203

Унтерштурмфюрер СС Карл Броманн

увеличить

0

204

Оберштурмфюрер СС Эрнст Баркманн

увеличить

0

205

Да вот еще про 5 гвардейскую           Начав свой боевой путь разгромом вражеских дивизий в Курской битве, 5-я гвардейская танковая армия за 2 года боевых действий прошла свыше 7000 км — от советского села Прохоровка, Курской области, до побережья Балтийского моря. Из них более 3000 км было пройдено с боями.

Войска армии принимали участие в освобождении от немецко-фашистских захватчиков Правобережной Украины и Молдавии, Белоруссии и Литвы, северных районов Польши и в сокрушении вражеских войск в Восточной Пруссии. Преследуя гитлеровцев, они форсировали многочисленные водные преграды, в том числе такие крупные реки, как Южный Буг, Днестр, Березина. Неман. [334]

Почти на всем протяжении боевого пути 5-я гвардейская танковая армия сражалась с отборными, главным образом танковыми, соединениями врага и нанесла им огромные потери в живой силе и технике. За 2 года боев только в плен было взято более 20 000 солдат и офицеров.

В ходе боевых действий войска армии во взаимодействии с общевойсковыми соединениями выбросили немецко-фашистских захватчиков из тысяч населенных пунктов, овладели такими крупными городами, как Белгород, Кировоград, Минск, Вильнюс, Паланга, Млава, Танненберг, Эльбинг, освободили около 50000 узников лагерей смерти — советских людей, угнанных в Германию, и военнопленных союзных армий{230}.

Состав армии на разных этапах боевого пути был различным. В зависимости от обстановки и важности выполняемых задач менялось количество и качество соединений. В разное время в армию входили 2, 10, 18, 20-й танковые, 2-й и 3-й гвардейские танковые корпуса, 7, 8 и 5-й гвардейский механизированные корпуса, и только 29-й танковый находился в ее составе от начала формирования до конца войны.

Родина высоко оценила тяжелый ратный труд воинов. Более 38000 солдат, сержантов и офицеров было награждено орденами и медалями Советского Союза.

За успешные боевые действия Верховный Главнокомандующий 17 раз объявлял благодарность войскам армии, 11 раз салютовала гвардейцам столица нашей Родины — Москва. Многие части и соединения награждены боевыми орденами, им присвоены почетные наименования Знаменских, Кировоградских, Корсуньских, Днестровских, Минских, Ковенских, Молодечненских, Виленских, Танненбергских.

Воины — ветераны 5-й гвардейской танковой армии могут гордиться тем, что и они внесли посильную лепту в дело разгрома фашизма, завоевания полной победы в Великой Отечественной войне. Пусть в их сердцах и в сердцах всех советских людей вечно будут жить имена героев, павших в боях за свободу и независимость Советской Родины. [335]

0

206

:cool:  :cool:  :cool:

0

207

Бой Колобанова

0

208

1

Блестящими победами Красной Армии закончился 1944 г. От оккупантов очистили всю советскую землю, за исключением северо-западной части Латвийской ССР, и была освобождена почти вся Юго-Восточная Европа. Теперь нашим Вооруженным Силам предстояло завершить разгром врага и до конца выполнить свою великую освободительную миссию — помочь народам Европы разорвать цепи фашистского рабства и восстановить свободу и независимость своих государств.

Разгром гитлеровцев в Восточной Пруссии являлся составной частью общего плана грандиозного наступления на всем советско-германском фронте.

В Восточной Пруссии и Северной Польше в это время действовали войска группы армий «Центр». В группу входили 3-я танковая, 4-я и 2-я армии. К 13 января группировка войск противника имела 41 хорошо укомплектованную дивизию и 1 бригаду, специальные формирования — учебные, запасные, крепостные, морские и пр. Одним словом, это была мощная группировка. К тому же она опиралась на укрепленные районы с большим числом долговременных огневых точек и сооружений крепостного типа. Железобетонные «зубы дракона» сочетались с приспособленными к обороне многочисленными хуторами, каменными постройками.

Для разгрома немецко-фашистских войск в Восточной Пруссии привлекались войска 3-го и 2-го Белорусских [290] фронтов и корабли Балтийского флота. Ставка Верховного Главнокомандования поставила перед советскими войсками задачу отсечь группу «Центр» от остальных сил немецко-фашистской армии, прижать ее к морю, расчленить и уничтожить по частям.

2-й Белорусский фронт, в составе которого предстояло действовать 5-й гвардейской танковой армии, имел задачу разгромить млавскую группировку и развивать наступление в направлении на Мариенбург.

Перед Военным советом, штабами и политорганами встали сложные задачи. Из боев в Литве армия вышла, имея 150 танков и самоходно-артиллерийских установок. Вместо 3-го гвардейского танкового корпуса в армию вошел 10-й танковый корпус под командованием генерал-майора танковых войск Михаила Гордеевича Сахно. В корпусе имелось 63 танка и самоходно-артиллерийские установки, но и они в большинстве своем требовали капитального ремонта.

Армия получила пополнение — 6708 солдат и офицеров. Разумеется, требовалось в самые сжатые сроки расставить кадры, сколотить подразделения и части. Нельзя было терять ни одного дня.

Уже 2 декабря командующим были подписаны указания по боевой подготовке, в войска были направлены программы боевой подготовки офицерского, сержантского и рядового состава. Немедленно приступили к занятиям. Вскоре началась перегруппировка армии на новое направление наступления.

Полевое управление перемещалось двумя эшелонами. Во главе первого эшелона находился заместитель командующего генерал-майор танковых войск Д. И. Заев. Начальником [291] второго эшелона являлся начальник штаба генерал Г. С. Сидорович.

Штаб армии должен был разместиться в небольшом польском городке Браньск, расположенном по берегам р. Нужец — одного из притоков Зап. Буга. В этом тихом городке, который стороной обошла война, квартирьеры уже подготовили необходимые помещения.

Эшелоны с войсками находились в пути 7–9 суток, поэтому штаб и политотдел дали соединениям и частям указания о проведении в пути с личным составом занятий по боевой и политической подготовке. Изучалось оружие, уставы и наставления, проводились политические занятия и политинформации.

Войска, прибывшие в новый район, располагались вне населенных пунктов. В течение 3 дней солдаты и офицеры построили землянки, отрыли и замаскировали щели, окопы. В частях и подразделениях провели смотры, на которых проверили содержание оружия, внешний вид солдат, сержантов и офицеров, готовность подразделений к новым боям.

В соединениях и частях приступили к восстановлению материальной части. Предстояло ввести в строй более 170 танков и самоходно-артиллерийских установок.

В конце декабря вернулся из Москвы командующий армией генерал Вольский. Из его информации стало ясно, что на подготовку к боям осталось немногим больше 2 недель. За это время предстояло выполнить огромную подготовительную работу. День и ночь, в пургу и морозы войска занимались боевой учебой. Основной упор в занятиях был сделан на совершенствование знания оружия, сколачивание и полевую выучку подразделений и частей с учетом ведения боевых действий зимой на пересеченной местности. Штабы всех степеней тренировались в организации боя и управлении войсками при вводе в прорыв и действиях в оперативной глубине.

В это же время управление тыла под руководством генерала С. С. Потапова создавало необходимые запасы горючего, боеприпасов, продовольствия, приближало к войскам базы снабжения.

В армию шли непрерывным потоком эшелоны с боевой техникой и вооружением. И конечно, штабам корпусов, бригад и батальонов пришлось много потрудиться, чтобы [292] своевременно встретить и распределить прибывшие 372 танка и самоходно-артиллерийские установки{197}.

1 января 1945 г. член Военного совета генерал П. Г. Гришин провел совещание с начальниками политотделов корпусов и бригад, заместителями командиров армейских частей по политической части. На совещании были обсуждены задачи политорганов по подготовке личного состава к предстоящим наступательным боям, а также определены формы и методы воспитания солдат и офицеров при действиях за пределами своей Родины. Упор делался на то, чтобы командиры и политработники уделяли внимание воспитанию в воинах советского патриотизма и чувства национальной гордости.

В бригадах и корпусах провели партийные и комсомольские активы с повесткой дня «Итоги борьбы Красной Армии в 1944 г. и задачи коммунистов на предстоящий период». В полках, батальонах и ротах шло широкое разъяснение значения предстоящей операции. Особенно большое внимание уделялось работе с новым пополнением. Молодых бойцов знакомили с традициями частей и подвигами героев. В торжественной обстановке вручались ордена и медали воинам, отличившимся в прежних боях, а молодым солдатам — боевое оружие. На технических конференциях механики-водители и шоферы обменивались опытом сбережения техники и использования ее в зимних условиях.

В конце первой декады политотдел собрал совещание кавалеров ордена Славы. Встретились 647 прославленных мастеров ведения боя. Это был цвет армии. Многие из них были награждены несколькими правительственными орденами и медалями. Орден Славы II и III степени имели помощник командира саперного взвода 25-й танковой бригады старшина Д. И. Новиков, наводчик орудия 1446-го самоходно-артиллерийского полка старший сержант В. Ф. Гашин, автоматчик 2-го мотострелкового батальона 53-й мотострелковой бригады сержант М. Е. Герасимов, бригадир по ремонту СУ-85 1436-го самоходно-артиллерийокого полка старший сержант К. М. Гурашвили, командир отделения бронетранспортеров взвода разведки 25-й танковой бригады старшина П. П. Парфирьев, автоматчик мотоциклетного батальона 1-го гвардейского мотоциклетного [293] полка рядовой Я. В. Курдюмов, наводчик станкового пулемета 2-й роты мотострелкового батальона 53-й мотострелковой бригады младший сержант Ф. И. Курочкин и многие другие.

На совещание прибыли командующий армией генерал-полковник танковых войск В. Т. Вольский, член Военного совета генерал-майор танковых войск П. Г. Гришин и член Военного совета по тылу полковник И. К. Сыромолотный.

В кратком вступительном слове начальник политотдела полковник А. М. Костылев доложил о целях совещания. С докладом о боевом пути 5-й гвардейской танковой армии и задачах кавалеров ордена Славы в предстоящих боях выступил генерал Гришин.

С волнением слушали ветераны-орденоносцы рассказ о делах своих боевых товарищей, беспощадно громивших гитлеровских захватчиков под Прохоровкой, на правом берегу Днепра, в Белоруссии и Литве.

Затем перед собравшимися выступил командующий армией. Он говорил о возможном характере предстоящих боев и роли кавалеров ордена Славы при выполнении поставленной задачи. Командарм обратил особое внимание на необходимость повышения воинского мастерства, укрепления в подразделениях дисциплины и организованности.

Прославленные танкисты, мотострелки, разведчики, артиллеристы — истребители танков, минометчики делились своим богатым боевым опытом, заверяли командование, что и в будущих сражениях будут драться по-гвардейски.

10 января 1945 г. командующий и начальник штаба армии были ознакомлены с планом фронтовой операции. 5-я гвардейская танковая армия предназначалась для ввода в прорыв в полосе 48-й армии на направлении Млава, Лидзбарк.

Осуществляя стремительный маневр, 5-й гвардейской танковой армии предстояло выйти к побережью Балтийского моря и во взаимодействии с общевойсковыми армиями прижать немецко-фашистские войска к морю, расчленить и уничтожить их.

На пути к достижению этой цели необходимо было преодолеть глубоко эшелонированную оборону противника, [295] насыщенную долговременными оборонительными сооружениями, имеющую много отсечных позиций, узлов сопротивления и опорных пунктов.

Немецко-фашистское командование рассчитывало упорной обороной удержать занимаемые рубежи. В случае вклинения в их оборону советских войск гитлеровцы предполагали, опираясь на мощные укрепления, осуществлять маневр силами и средствами по внутренним коммуникациям и поочередно разбить наши войска.

Ближайшие оперативные резервы противника, с которыми могла встретиться 5-я гвардейская танковая армия, располагались: 7-я танковая дивизия — в районе Цеханува и моторизованная дивизия СС «Великая Германия» — в Пшасныше. Кроме того, к Млаве подходила 18-я моторизованная дивизия. Было известно также, что в районе Млавы находится учебный центр самоходной артиллерии, имевший до 70 танков и самоходных орудий {198}.

Армия к началу операции имела 585 танков и самоходно-артиллерийских установок и 545 орудий и минометов разного калибра, в том числе 29-й корпус — 149 танков и 111 самоходно-артиллерийских установок, 10-й корпус — 117 танков и 84 самоходно-артиллерийские установки{199}.

Вводить армию в прорыв генерал В. Т. Вольский решил в одноэшелонном построении, имея главную группировку сил на правом фланге. 47-я механизированная бригада составляла резерв. Она должна была наступать за 10-м танковым корпусом в готовности к отражению контратак противника с севера и развитию успеха главной группировки армии. 10-й танковый корпус усиливался 326-м гвардейским тяжелым самоходно-артиллерийским и 689-м истребительно-противотанковым артиллерийским полками. 29-му танковому корпусу придавались 651-й пушечный артиллерийский и 366-й зенитно-артиллерийский полки. 47-я механизированная бригада усиливалась 376-м гвардейским тяжелым самоходно-артиллерийским полком. Каждому корпусу придавалось по одному саперному батальону.

Танковые корпуса строили боевой порядок в 2 эшелона, по 2 бригады в каждом эшелоне. Создавались и резервы. [296] Имели резервы и все бригады — не менее роты танков.

Вследствие ограниченного времени на подготовку операции план ввода армии в прорыв оформлялся графически на картах. Учитывая, что обстановка могла сложиться по-разному, разрабатывалось несколько вариантов ввода. Над ними непосредственно трудились заместитель командующего генерал М. Д. Синенко и начальник штаба генерал Г. С. Сидорович.

Все варианты предусматривали ввод армии в прорыв по 4 маршрутам (по 2 маршрута на корпус). Корпуса нацеливались: 10-й танковый — в направлении Найденбург, 29-й танковый — на Дзялдово. Колонны составлялись с расчетом, чтобы они могли самостоятельно решать боевые задачи и обеспечивать себя в артиллерийском, инженерном и других отношениях. Предусматривалась высылка впереди корпусов разведывательных отрядов из состава 1-го гвардейского мотоциклетного полка.

К планированию операции привлекался строго ограниченный круг лиц. Задачи до командиров рот и взводов доводились только за сутки перед началом наступления, а до рядового и сержантского состава — за 3 часа до боя.

Командиры, политработники, партийные и комсомольские организации проводили в частях и подразделениях большую организаторскую и идеологическую работу.

На партийных и комсомольских собраниях, в беседах с солдатами и сержантами агитаторы разъясняли, что наступили последние решительные бои, что еще одно усилие — и враг будет разбит.

В ночь на 14 января войска были подняты по боевой тревоге. Началось выдвижение. Один за другим, взметая тучи сухого колючего снега, уходили танки в темноту, строго выдерживая установленные дистанции. Снег, подхваченный встречным ветром, засыпал броню, сек лицо и глаза механикам-водителям, забивался под шлемы, за воротники полушубков и шинелей автоматчиков, разместившихся на броне боевых машин. По двум маршрутам армия двинулась на запад. Ей предстояло пройти около 150 км и к 15 января сосредоточиться в выжидательном районе северо-западнее Вышкув. Тяжелые танки и самоходно-артиллерийские установки перевозились по железной дороге. [297]

0

209

Ребят почитайте про нашу 5 гвардейскую. Если интересно то я потом продолжу

0

210

5GTA-RUSLANTANK написал(а):

Если интересно то я потом продолжу

Конечно интересно,продолжай!!!!!!!!!!

0


Вы здесь » 5 Guards Tank Army » Разное » История